Храм Вмч. Димитрия Солунского с. Курманаевка -
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх

Добро пожаловать на сайт Курманаевского благочинного округа!

 

 

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Сретение — это праздник встречи Бога с человеком. В тайне совершилось пришествие на землю Христа Спасителя. Лишь очень и очень немногие Духом Святым были посвящены в свершившееся величайшее в истории человечества событие. Поклонились Богомладенцу водимые звездой язычники — восточные мудрецы, поклонились и понесли свое ведение в далекие страны. Подивились от ангелов полученной вести вифлеемские пастухи, пришли к пещере и узрели в яслях беспомощного младенца. Полистали священную Библию еврейские законоучители, ища ответ на вопрос: где должно родиться Мессии? И все затихло, не оставив заметного следа в житейских буднях. Мир языческий, да и еврейский, продолжал изнывать под тяжестью проклятия, наведенного на себя человеком презрением воли Божией еще в раю. Даже лучшие представители этого мира понимали и чувствовали свое полное бессилие пред грехом. «Хочу», но «не могу» избежать насилия греховного. И очень немногие жили ожиданием помощи от Бога.

А заря нового времени уже занималась. Шел сороковой день от рождения дарованного миру Спасителя. Подчиняясь древнему закону, младенец мужского пола — первенец, разверзший ложесна матери, приносится в храм как жертва и посвящается Богу. Так в ветхозаветном храме неведомый миру явился Агнец Нового Завета, Сын Божий и сын Девы, определенный свыше на искупительное служение человечеству. Святое семейство с убогой жертвой предстоит святилищу. Священник приемлет двух голубиных птенцов за Спасителя мира, а Бог зрит Младенца — жертву живую на руках материнских.

В сретение Младенцу Христу, водимые Духом Божиим, явились в храме ветхозаветные праведники: 360-летний старец Симеон и заматоревшая годами старица — пророчица Анна. Они устремились навстречу долгожданного Основателя и Законодателя Нового Завета. «Объемлет руками старец Симеон Содетеля закона, и Владыку всяческих ». Радуется и ликует пророчица Анна, прозревая в Нем зарю новой жизни и в ней обновленного человека. Молча, в смиренной сокровенности несла Дева-Мать Своего Младенца в жертву Богу и людям, уже зная, что Он — Агнец Искупления.
И ветхозаветный старец пророчествует, что станет этот Младенец в предмет пререканий между людьми, а Ей Самой острое оружие скорби пронзит душу и сердце.

Все, что происходило в жизни Спасителя, кроме видимого, всегда имело еще и особый смысл, сакраментальный. В храме Божьем встречается человек с Богом. Так было прежде, так будет продолжаться и во всю историю человечества. Но в храм человек войдет не ранее, чем почувствует рождение Бога в колыбели своего сердца. А Господь, пришедый спасти погибшее, стучится в наши души Сам, встречая нас на жизненном пути. И как важно нам не только встретить, но и узнать Его, чтобы открыть свое сердце навстречу «Владыке всяческих» . Старец Симеон жил ожиданием Мессии и носил Его, еще неведомого, в сердце своем. Тем и сподобился милости от Бога встретить Младенца Христа и стать Богоприимцем. Старица Анна после 7-летнего супружества сознательно посвятила всю свою долгую жизнь Богу, служа Ему в храме постом и молитвой. И она удостоилась радости, узнав в Младенце долгожданного Искупителя мира, встретить Христа Спасителя.

А кто из нас, живущих в Новом Завете, — когда многие обетования Божий уже совершились, а Спаситель милостивым сердцем и оком зрит на нас, — не вспомнит своих встреч с Господом. Ведь и мы уже опытно познали истинность обещания Спасителя, данного Своим ученикам перед Вознесением: Я с вами во вся дни до скончания века (Мф. 28, 20). Да, внимательно живущие, могут отметить многие ощутимые встречи со Христом.
Когда мы, внимая себе, стоим на молитве и открываем пред Богом свое сердце, разве не чувствуем тогда Его присутствия, забывая обо всем внешнем? И это не есть ли исполнение Христова обещания: воззовет ко Мне, и услышу его (Пс. 90, 15). А сколько раз, изнемогая в бунтующем житейском море, мы избегали конечной гибели и убийственной сердечной туги и скорби призыванием имени Божия: «Господи, помилуй!» А в сердце нередко звучат слова Господа: призови Меня в день скорби, и избавлю тебя (Пс. 49, 15). И это значит, что с нами Бог и Он внемлет воздыханиям сердечным. Он не только слышит, но и исполняет прошения наши по слову Своему: просите, и дано будет вам; ищите, и обрящете; стучите, и отворят вам (Мф. 7, 7).

Дорогие мои, все это наши встречи с Господом в жизни, наше сретение с Ним. Мы опытно знаем, что Бог всемогущ и нет ничего, что было бы выше Его Божественной силы. А любовь Христова выше человеческого разумения, она готова не только на помощь, но и на прощение грехов и даже нашей неверности. И вера — знание, которым дышит наша молитва, дает молящимся радость переживать чувство живого общения с Богом. Близок Господь ко всем призывающим Его (Пс. 144, 18). А восчувствовав сретение Бога, мы не на руки приемлем Его, но в самое сердце, которое ликует и играет духовной легкостью и теплом. В храме мы становимся причастниками той благодати, которой все дышит в нем, мы благоговейно чествуем святых, прикладываясь к иконам, и получаем их помощь и предстательство; приемлем благословение через священные обряды и службы; и верующей душой ощущаем прикосновение любящей Божией руки и Его присутствие. И оживают слова Христа: где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них (Мф. 18, 20).

Каждый праздник мы переживаем с особым оттенком чувств, и это происходит из-за живого общения нашего с Господом. Скорбные чувства Страстной седмицы уступают место ликующей радости Пасхи, и душа сопереживает Христу и реально ощущает свою причастность будущему Воскресению. Христос и теперь выходит в сретение к людям на Божественной литургии. Многие, присутствующие на службе, по своей мере сретают Христа, являющегося в Святых Тайнах Тела и Крови. А в Таинстве причащения мы удостаиваемся не только держать своего Спасителя на руках, но приемлем всем существом, творя сердце свое престолом Богу. В храме мы с Богом пребываем в истине. Душа и сердце ощущают присутствие Божие и Его близость. А как часто мы встречаемся с Христом при всяком добром деле, во имя Господа совершаемом, и не отдаем себе отчета, и только сердце чувствует тихую отраду, благодарное касание Господа при этой встрече с Ним. Святой Иоанн Златоуст говорил: «Когда ты в протянутую руку нищего опускаешь свою милостыню, то знай, что рядом с этой рукой незримо есть рука Самого Господа».

Не вспомним ли мы, какие волнующие мысли и чувства порождает в душе нашей красота природы Божьего мира. И в эти минуты Великий Творец и Божественный Художник приоткрывает нам Себя. Встречаясь с Ним, сердце наше, душа и ум внемлют беззвучной проповеди о Творце, не менее убедительной, чем словесная. И оживают для нас слова Псалмопевца: дивны дела Твоя, Господи! Вся премудростию сотворил ecu! (Пс. 103, 24). Вот как близок стал Господь к человеку с тех пор, когда произошла первая встреча с Ним — сорокадневным Младенцем в день Сретения Господня, что нельзя перечислить всех возможных с Ним встреч на нашем жизненном пути.

Но, други наши, еще об одной будущей встрече нельзя умолчать, ибо она в жизни каждого из нас непременно будет, — сретение с Господом, когда мы переступим порог земной жизни. Дай нам Бог приготовиться к этой встрече еще в земной жизни, чтобы в ответ на нашу молитву: ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко, по глаголу Твоему с миром, — услышать благоуветливый глас: приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира! (Мф. 25, 34). И даже конец Симеоновой молитвы могли бы мы произнести в тот момент, ибо и наши очи видели и осязали плоды великого подвига Христовой жертвы во спасение всех нас. Яко видесте очи мои спасение Твое, яже уготовал пред лицем всех людий, свет во откровение языков, и славу людий Твоих Израиля.

Праведный Симеон и пророчица Анна, встретившие Господа в Иерусалимском храме на пороге Его служения, вдохновили и нас сегодня подумать о наших встречах со Христом. Эти ветхозаветные праведники жили верой в обетования о грядущем Спасителе, жили среди людей, забывших Бога или исказивших Его Заветы. Они прошли сквозь скорби потопляемого грехом мира, мучаясь в праведных душах своих. Страдания эти очистили их сердца и украсили внутренней красотой праведности и благочестия. И мы, воодушевляясь примером жизни ветхозаветных праведников, а наипаче святых православной Церкви, пойдем вослед их, верой, надеждой и любовью в сретение Господа Спасителя нашего, предощущая радость быть с Ним в бесконечной вечности. «Приидем и мы, песньми божественными Христа срящем и приимем Его… Сей есть от Девы рождейся; сей есть от Бога Бог Слово, воплотивыйся нас ради, и спасый человека, Тому поклонимся».
Аминь.

Архимандрит Иоанн Крестьянкин 

 

 

 

 

 

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Святая православная Церковь и все мы, ее верные чада, приближаемся к празднованию великого вселенского события Рождества Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа. Два последних воскресения перед этим великим событием Церковь постановила совершать память тех лиц, которые были непосредственными предшественниками и участниками в истории этого события. Сегодняшнее воскресение посвящено памяти святых праотцев. Следующее воскресение будет посвящено памяти святых отцев.Кто же такие святые праотцы? Это все те люди, все те праведники, которые жили до Рождества Христова, которые веровали обетованию Божию и ждали пришествия Спасителя, и своею верою, своими делами по вере приуготовляли это великое событие. А святые отцы, память которых будет совершаться в следующее воскресение - это непосредственные родственники Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа. В первой главе евангелия от Матфея перечисляется родословная Иисуса Христа: «Авраам родил Исаака; Исаак родил Иакова; Иаков родил Иуду и братьев его». (Мф. гл. 1, 2) Это и есть святые отцы. Праотцы – это не только кровные Его родственники, но вообще все те, кто были в Ветхом Завете. Кто же это были и что это за люди?Здесь можно вспомнить самые разные имена, целый сонм имен. Прежде всего, конечно, это праведники еврейского народа, потому что именно его Господь Сам избрал и произвел от одного человека - праотца Авраама. Но это также и те праведники, которые были до Авраама, которые называются Ветхозаветными Патриархами, и род которых в библейской истории возводится к самому праотцу Адаму, первому человеку, которого сотворил Бог. Как мы знаем, Адам был сотворен совершенным человеком и помещен в рай сладости. Затем случилось грехопадение. Он и Ева были изгнаны из рая. Вне рая, в этой земной юдоли скорбей, тягот, лишений и трудов они оплакали этот свой грех, свое преступление и получили прощение от Бога. Они возвратили, хотя и не полностью, благодать Божию и получили великое обетование, что от них в будущем родится великий потомок, и что, как сказано в Библии, семя их потомка сотрет главу змия. То есть этот потомок, который родится в отдаленном будущем, он сможет победить дьявола, который в образе змия склонил первых людей в раю ко греху.Сегодня, совершая память всех этих Ветхозаветных людей, начиная от самого праотца Адама, мы должны подумать о том, чем же мы, современные верующие люди, православные христиане, можем быть причастны к череде этих святых людей. Какое значение их история имеет для нашей истории и для нашего спасения. Здесь мы должны, прежде всего, вспомнить слова Священного Писания, слова Апостола Павла, который говорит о том, что все мы являемся также чадами, детьми праотца Авраама, но чадами не по крови, а по духу, по вере, потому что сказано, что Авраам был отец всех верующих.

По плоти он явился родоначальником еврейского народа, от которого и произошел обетованный Миссия Христос, а по духу он является отцом всех верующих людей. Поэтому сегодня, когда мы совершаем память святых праотцев, мы должны понять наше состояние в нашей жизни, ибо недаром этот род праведников возводится к праотцу Адаму. Все мы, являясь его отдаленнейшими потомками, несем в себе то греховное повреждение, которое, к несчастью, он получил, преступив Заповедь Божию в раю. Это греховное повреждение, которое святые отцы называют «ветхий человек» или «ветхий Адам», есть именно то, что мешает нам приблизиться к Богу, что в Ветхом Завете являлось стеною между Богом и человеком, средостением, которое тянет нас к земным делам, словам, помышлениям, удовольствиям, развитие чего приводило к тому, что все люди до Христа, оказываясь отверженными благодатью Божией, нисходили во ад. Но мы, к счастью, живем после Рождества Христова, после пришествия Миссии и имеем возможность спасаться именно потому, что нам дан новый Адам - Христос, благодаря Которому мы имеем возможность получать доступ к благодати Божией.

Сегодня читалось евангельское чтение, которое очень своевременно подходит к празднованию нынешнего события. Как вы слышали, была прочитана притча, в которой было рассказано о том, что некий господин решил позвать своих друзей на свой пир. А друзья эти стали отрекаться и приводить разные житейские причины. Кто-то, как было сказано, купил волов и хотел их испытать, кто-то землю, кто-то женился и так далее. То, что они отказывались, привело к тому, что господин разгневался и послал своего слугу, чтобы он вышел на распутье и позвал людей совсем посторонних: нищих, бродяг, грешников. Как известно, эта притча о всех нас, христианах. Это именно прикровенное изображение тех событий, которые произошли в истории человечества, когда кровные предки Господа нашего Иисуса Христа, ждавшие Мессию и имевшие это обетование от Бога, при приходе на землю Господа нашего Иисуса Христа начали находить самые разные предлоги для того, чтобы не участвовать в Вечере Спасителя, чтобы не участвовать в Царствии Божием. Уже после Воскресения Господа нашего Иисуса Христа и Сошествия Святаго Духа на апостолов, Господь призвал язычников на Свою Вечерю, то есть народы до этого находящиеся вне Закона Божия, вне Благодати, вне познания истинного Бога.

Мы христиане, в том числе и чада Русской Православной Церкви, являемся как раз теми, кого Господь призвал на различных распутьях, с различных мест этой земной жизни для того, чтобы нам недостойным этой милости, поучаствовать в этой Вечери. Потому что те, кого ожидалось позвать изначально, отказались. Эта притча не только показывает нам, какой великой чести мы удостоились, но также является и грозным предостережением, которое заключается в том, что мы ведь тоже можем оказаться на месте тех людей в притче, которые стали приводить всякие разные житейские причины и отказываться от участия в пире. Так очень часто и происходит в нашей христианской жизни, когда мы, зная обетование Божие, зная призыв Божий, начинаем придумывать самые разные житейские предлоги, которые якобы не дают нам участвовать в пире Господнем. Поэтому сегодняшнее евангельское чтение заканчивается весьма грозными и назидательными словами, что много званых, а мало избранных (Мф. гл. 22, 14).

Все мы, призванные и нас действительно очень много. Христианская история показывает несметное количество людей званных, которые были позваны, чтобы поучаствовать в Вечере Господней, но много ли из них оказалось избранными, тех, кто действительно вошли в Чертог Царский. Этот вопрос мы должны сегодня задать. Для того чтобы нам на него получить ответ, мы должны вспомнить и то чтение, которое было прочитано в Апостоле. Перед тем как апостол Павел обобщил свою мысль, сказав, что мы не должны уже больше жить по ветхому человеку, он перечислял разные наши грехи и беззакония, которые все мы непрестанно совершаем, даже несмотря на то, что идет Святой пост и осталось всего немного до Рождества Христова. Этим он хотел показать нам, что это и есть действие нашего ветхого человека, «ветхого Адама», и что если мы от этих действий не откажемся в своей жизни, не сможем их преодолеть благодатию и помощью Божией, то мы окажемся теми званными, которые не войдут в число избранных.

Поэтому сегодня, когда мы празднуем память святых праотцев, давайте помолимся и им, и Божией Матери, которая от них произошла, как прекрасный плод, и самому Господу нашему Иисусу Христу, чтобы нам достойно пройти эти последние недели, уже буквально дни перед Рождеством Христовым, достойно встретить этот великий праздник и быть не только званными, но и избранными. Аминь. 

 

 

 

 

 

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

 

Дорогие братия и сестры, ныне нашему вниманию предложено весьма назидательное евангельское повествование о чудесном исцелении Господом нашим Иисусом Христом десяти прокаженных. Евангелист Лука повествует, что Господь, направляясь в Иерусалим, проходил между Самариею и Галилеею. И когда входил Он в одно селение, встретили Его десять человек прокаженных, которые остановились вдали и громким голосом говорили: Иисус Наставник! помилуй нас. Увидев их, Он сказал им: пойдите, покажитесь священникам. И когда они шли, очистились. Один же из них, видя, что исцелен, возвратился, громким голосом прославляя Бога, и пал ниц к ногам Его, благодаря Его; и это был Самарянин. Тогда Иисус сказал: не десять ли очистились? где же девять? как они не возвратились воздать славу Богу, кроме сего иноплеменника? И сказал ему: встань, иди; вера твоя спасла тебя (Лк. 17, 12-19).

Дорогие братия и сестры, настоящее Евангелие говорит нам об обязанности христиан благодарить Бога за все неизреченные Его к нам щедроты. О неблагодарных Господь сказал: Как они не возвратились воздать славу Богу? Благодарность - это чувство, вложенное в нас Богом, подвигаясь которым мы выражаем благодарение, признательность лицу, сделавшему нам какое-либо доброе дело. Неблагодарность и пред человеками есть самый грубый и нестерпимый порок, а неблагодарность пред Богом есть уже тяжкое, противоестественное преступление. Сама природа влечет наше сердце к благодарению своего благодетеля. Ведь и бессловесные животные, и дикие звери выражают, как могут, свою благодарность благодеющему им человеку.

Если же сама природа наша влечет нас выражать благодарность человеку, оказавшему нам то или иное благодеяние, то во сколько раз больше должны мы благодарить Бога, от Которого всё получаем! Всё, что дают нам люди, дают они не свое, но Божие даяние, ибо всяк дар совершен и даяние исходят от Отца светов (см.: Иак. 1, 17). И что человеческие милости по сравнению с милостями Божиими?

Милости Божии бесконечны, а человеческие - ничтожны. Господь - наш Творец и Создатель, от Него мы получили самое бытие и жизнь свою. Он сотворил наше тело. Он вдохнул в нас бессмертную душу, животворящую наше тело. Он даровал нам разум, которым мы отличаемся от неразумных животных. Он даровал нам свободную волю, которая делает нас самовластными в наших действиях. Он даровал нам сердце, способное наслаждаться дарами благости Божией и испытывать в жизни счастье, радость и блаженство.

 

Господь Бог есть Промыслитель и Хранитель наш. Он повелевает сиять над нами солнцу, которое согревает, освещает и увеселяет нас. Он благотворит нам, посылая с небеси дождь, дая и времена плодоносна, исполняя пищею и веселием сердца наша (ср.: Деян. 14, 17). Он заповедал земле взращивать многоразличные плоды, которыми питается и укрепляется наше тело, и заставляет служить нам многоразличные роды животных. И горы, и моря, и реки, птицы, рыбы, земля, воздух - все служит по Божию определению к нашей пользе и наслаждению. Его Божественная присносущная сила поддерживает нас и хранит нашу жизнь среди всего враждебного нам в мире. Им мы живем и движемся (Деян. 17, 28). Не видеть всех этих благодеяний Божиих - значит не сознавать самого бытия своего, не чувствовать собственной своей жизни, сделаться совершенно камнем бесчувственным и безжизненным человеком.

Но этого мало, любвеобильный Отец Небесный тако возлюби мир, яко и Сына Своего Единороднаго дал есть, да всяк веруяй в Онь не погибнет, но имать живот вечный (Ин. 3, 16). Единородный Сын Божий так возлюбил нас, что воспринял на Себя грехи рода человеческого, воплотился и вочеловечился для спасения нашего, претерпел нас ради уничижения, оплевания, заушения, биения, крестные страдания и позорную смерть, будучи распят со злодеями, пролил за нас Кровь Свою и положил Душу Свою. Единосущный Отцу и Сыну Дух Святый так возлюбил нас, что, не гнушаясь нечистотой нашей, нисходит на нас, оживляет нас, мертвых прегрешениями, освящает нас, оскверненных и непотребных.

Сколько раз отвечали мы на любовь Божию грехами нашими, неправдами нашими, беззакониями нашими, однако Господь не только не погубляет, но милует и щадит нас, не лишает даров Своей благости, долготерпеливо ожидая нашего обращения и покаяния, не хотя да кто погибнет, но все в покаяние да приидут (см.: 2 Пет. 3, 9). Если после этой бесконечной благости и милосердия Божия я остаюсь неблагодарным пред непостижимой любовью Божией, вменяю ни во что пролитую за меня Кровь Сына Божия, оставляю в небрежении неоценимую благодать Духа Божия, то чего же достоин я, как не конечного отвержения от лица Божия и вечного осуждения и мучения?

Поэтому все наше существо, вся наша жизнь, наша природа, наше счастье в настоящем и будущем веке требуют, чтобы мы не оставались бесчувственными к благодеяниям Божиим, не были неблагодарны пред Его благостью и милосердием, не оскорбляли Его правды и святости своим нечувствием и неблагодарностью. Что же мы воздадим Господеви о всех, яже воздаде нам (ср.: Пс. 115, 3)? За бесконечную Его к нам любовь не иным чем можем мы воздать Ему, как искренней, вседушевной любовью к Нему. Другого ничего от нас и не требует Господь наш: Возлюбиши Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всею мыслию твоею: сия есть первая и большая заповедь (Мф. 22, 37-38).

Итак, искренне благодарен Господу за все неисчислимые и неизреченные благодеяния Его тот, кто любит Его всем сердцем своим, кто не предает сердца своего во власть плотских страстей, кто готов все плотское, земное принести в жертву ради славы имени Божия, за веру и благочестие христианское, за честь Евангелия и Креста Христова, не пощадить и собственной жизни за возлюбившего нас Господа. Ибо кто отлучит нас от любви Божией, - говорит святой апостол Павел: - скорбь, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч? Но все сие преодолеваем силою Возлюбившего нас (Рим. 8, 35, 37).

Помня неизменно благодеяния Божии, мы должны всегда и за все прославлять Его святое имя, и эта наша благодарность Господу должна выражаться в возношении к Нему молитвы благодарения, молитвы искренней, сердечной и чистой. И на благодарного человека Господь взирает с благоволением и любовью, исполняет его благие прошения и ниспосылает ему новые милости. Неблагодарность же наша свидетельствует о черствости и грубости нашего сердца, о непамятовании и непонимании нами благодеяний Божиих, о недовольстве своим положением и о других пороках нашей души. И мы, грешные, какому человеку больше милости оказываем: тому ли, кто ценит наше добро и благодарит за него, или тому, кто к благодеяниям нашим относится пренебрежительно? Конечно, к первому. Вот и Господь неблагодарных людей лишает Своих милостей.

Итак, дорогие братия и сестры, не будем забывать всегда благодарить Господа за Его великие милости и благодеяния нам, грешным, в особенности же милости духовные - за прощение и очищение наших грехов и беззаконий, за все дары благодати Божией, за надежду спасения, данную нам Иисусом Христом Господом нашим. Будем благодарить и за самые невзгоды и напасти житейские, за самые страдания и печали, ибо и они суть милость нам от Господа, Который, по неложному слову Своему, многими скорбями нашими ведет нас в Царствие Божие (см.: Деян. 14, 22). Аминь.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Мы празднуем сегодня день смерти святителя Николая Чудотворца. Какое это странное совмещение слов: праздник о смерти… Обычно, когда кого-нибудь застигнет смерть, мы тоскуем и плачем об этом; а когда умрет святой — мы об этом ликуем. Как же это возможно?
Возможно это только потому, что когда умирает грешник, у остающихся тяжело лежит на сердце чувство, что настало время разлуки, хотя бы временной. Как бы ни была крепка наша вера, как бы надежда нас ни окрыляла, как бы мы ни были уверены в том, что Бог любви никогда окончательно не отделит друг от друга тех, которые любят друг друга хоть несовершенной, земной любовью — все-таки остается грусть и тоска о том, что мы не увидим в течение долгих лет лица, выражения глаз, светящихся на нас лаской, не прикоснемся к дорогому человеку благоговейной рукой, не услышим его голоса, доводящего до нашего сердца его ласку и любовь…

Но наше отношение к святому не совсем таково. Даже те, кто был современником святых, уже при их жизни успели осознать, что, живя полнотой небесной жизни, святой не отделился от земли при жизни, и что когда он телом почиет, он все равно останется в этой тайне Церкви, соединяющей живых и усопших в едино тело, в един дух, в едину тайну вечной, Божественной, победившей все жизни.

Умирая, святые могли сказать, как Павел говорил: я подвигом добрым подвизался, веру сохранил; теперь готовится мне награда вечная, теперь я делаюсь сам жертвоприношением…

И вот это сознание — не головное, а сознание сердца, живое чувство сердца о том, что святой не может от нас отлучиться (так же как от нас не отлучается ставший для нас невидимым Христос воскресший, так же как не отсутствует невидимый нам Бог), вот это сознание позволяет нам радоваться в день, когда, как говорили древние христиане, человек родился в вечную жизнь. Он не умер — а родился, вошел в вечность, во весь простор, во всю полноту жизни. Он — в ожидании новой победы жизни, которой мы все чаем: воскресения мертвых в последний день, когда уже все преграды разделения падут, и когда мы возликуем не только о победе вечности, но о том, что Бог и временное вернул к жизни — но во славе, новой сияющей славе.

Один из древних отцов Церкви, святой Ириней Лионский говорит: слава Божия — это человек, до конца ставший Человеком… Святые являются такой славой для Бога; глядя на них, мы изумляемся тому, что Бог может совершить над человеком.

И вот, мы радуемся в день смерти того, кто на земле был небесным человеком, а войдя в вечность, стал для нас предстателем и молитвенником, не отлучившись от нас, оставаясь не только таким же близким, становясь еще более близким, потому что мы делаемся близкими друг другу по мере того, как делаемся близкими, родными, своими Живому Богу, Богу любви. Радость наша сегодня так глубока! Господь на земле пожал, словно зрелый колос, святителя Николая. Теперь он торжествует с Богом, на небесах; и как он любил землю и людей, умел жалеть, сострадать, умел окружить всех и встретить каждого изумительной ласковой, вдумчивой заботой, так и теперь он молится о нас всех, заботливо, вдумчиво.

Когда читаешь его жизнь, поражаешься, что он не только о духовном заботился; он заботился о каждой человеческой нужде, о самых скромных человеческих нуждах. Он умел радоваться с радующимися, он умел плакать с плачущими, он умел утешить и поддержать тех, кому нужно было утешение и поддержка. И вот почему народ, мирликийская паства его так полюбила, и почему весь христианский народ так его чтит: ничего нет слишком ничтожного, на что он не обратил бы внимание своей творческой любви. Нет ничего на земле, что казалось бы недостойно его молитв и недостойно его трудов: и болезнь, и беднота, и обездоленность, и опозоренность, и страх, и грех, и радость, и надежда, и любовь — все нашло живой отклик в его глубоком человеческом сердце. И он нам оставил образ человека, который является сиянием Божией красоты, он нам в себе оставил как бы живую, действующую икону подлинного человека.

Но оставил он нам ее не только для того, чтобы мы ликовали, восхищались, изумлялись; он нам оставил свой образ для того, чтобы мы от него научились, как жить, какой любовью любить, как забывать себя и помнить бесстрашно, жертвенно, радостно всякую нужду другого человека.

Он нам оставил образ и того, как умирать, как созреть, как встать перед Богом в последний час, отдав Ему душу радостно, словно возвращаясь в отчий дом. Когда я был юношей, мой отец мне раз сказал: научись в течение твоей жизни так ожидать смерть, как юноша трепетно ожидает прихода своей невесты… Вот так ждал и святитель Николай часа смертного, когда раскроются смертные врата, когда падут все узы, когда вспорхнет душа его на свободу, когда ему дано будет лицезреть Того Бога, Которому он поклонялся верой и любовью. Так и нам дано ждать — ждать творчески, не ждать оцепенело, в страхе смерти, а ждать с радостью того времени, той встречи с Богом, которая нас сроднит не только с Живым Богом нашим, со Христом, ставшим человеком, но и с каждым человеком, потому что только в Боге мы делаемся едины…

Отцы Церкви нас призывают жить страхом смертным. Из столетия в столетие мы эти слова слышим, и из столетия в столетие мы их превратно понимаем. Сколько людей живет страхом того, что вот-вот наступит смерть, и за смертью — суд, а за судом — что? Неизвестно. Ад? Прощение?.. Но не об этом страхе смертном говорили отцы. Отцы говорили о том, что если бы мы помнили, что через мгновение можем умереть, как бы мы спешили делать все добро, которое мы еще можем успеть сделать! Если бы мы думали постоянно, трепетно о том, что стоящий рядом с нами человек, которому мы сейчас можем сделать доброе или злое, может умереть — как бы мы спешили о нем позаботиться! Не было бы тогда никакой нужды, ни большой, ни малой, которая превосходила бы нашу способность жизнь посвятить человеку, который вот-вот умрет.

Я уже сказал нечто о своем отце; простите — я скажу еще одно личное. Моя мать три года умирала; она это знала, потому что я это сказал ей. И когда смерть вошла в нашу жизнь, она жизнь преобразила тем, что каждое мгновение, каждое слово, каждое действие — потому что оно могло быть последним — должно было быть совершенным выражением всей любви, всей ласки, всего благоговения, которые между нами были. И вот три года не было мелочи и не было крупных вещей, а было только торжество трепетной, благоговейной любви, где все сливалось в великое, потому что и в одном слове можно заключить всю любовь, и в одном движении можно выразить всю любовь; и это должно быть так.

Святые это понимали не только по отношению к одному человеку, кого они любили особенно ласково и на протяжении каких-то малых лет, на которые у них хватало духа. Святые умели так жить в течение целой жизни, изо дня в день, из часа в час, по отношению к каждому человеку, потому что в каждом они видели образ Божий, живую икону, но — Боже! — порой такую оскверненную, икону такую изуродованную, которую они созерцали с особенной болью и с особенной любовью, как мы созерцали бы икону, затоптанную в грязь перед нашими глазами. А каждый из нас грехом своим затаптывает в грязь образ Божий в себе.

Подумайте над этим. Подумайте над тем, как славна, как дивна может быть смерть, если только мы проживем жизнь, как святые. Они — подобные нам люди, отличающиеся от нас только смелостью и горением духа. Если бы мы подобно им жили! И как богата могла бы быть для нас память смертная, если вместо того, чтобы называться, на нашем языке, страхом перед смертью, она была бы постоянным напоминанием, что каждое мгновение есть и может стать дверью в вечную жизнь. Каждое мгновение, исполненное всей любовью, всем смирением, всем восторгом и крепостью души, может распахнуть время к вечности и нашу землю сделать уже местом, где явлен рай, местом, где живет Бог, местом, где мы едины в любви, местом, где все дурное, мертвое, темное, грязное побеждено, преображено, стало светом, стало чистотой, стало Божественным.

Дай нам Господь вдуматься в эти образы святых, и не друг друга, даже не себя спрашивать о том, что же делать, а обратиться прямо к ним, к этим святым, из которых некоторые были поначалу разбойниками, грешниками, людьми страшными для других, но которые сумели величием души воспринять Бога и вырасти в меру возраста Христова. Станем их спрашивать… Что с тобой случилось, отче Николае? Что ты сделал, как ты раскрылся силе Божественной любви и благодати?.. И он нам ответит; он своей жизнью и своей молитвой сделает для нас возможным то, что нам кажется невозможным, потому что сила Божия в немощи совершается, и все нам доступно, все нам возможно. Аминь

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Файлы для скачивания: